Валерия Квасневская о буднях главреда, будущей книге и любви к Достоевскому. Часть 1

В свои 25 лет Валерия Квасневская — главный редактор журнала Pink, мама двоих детей и просто смелый человек, который не боится менять украинский глянец в лучшую сторону. В нашем интервью Лера отвечает на вопросы о том, как избавиться от синдрома самозванца, кого читать, чтобы писать хорошо, и почему в современном мире печатное издание не должно существовать без онлайн версии.

Лера, как это быть главредом журнала Pink?

Это интересно. Интересно потому, что это что-то абсолютно новое для меня. Я думаю, что для любой девочки 25 лет — это что-то новое. Я работала до этого главным редактором онлайн издания, и для меня, в принципе, вся эта машина работала быстрее. Я тоже была тем человеком, который относится к глянцу как к мумии. Но, когда мне посчастливилось заниматься и печатным журналом, я поняла, что это огромный инструмент влияния, чтобы там не говорили. Очень многие герои теперь становятся доступнее и через обложку, и потому, что людей все еще манит печатное издание. Поэтому я поняла, что мне чуть больше дверей открылось. Все-таки печатных изданий не так много в Украине, как онлайн изданий, Facebook-страничек, лидеров мнений и так далее. Это первая сторона медали.

С другой стороны, это конечно сбор стереотипов, к которым люди привыкли. Первый стереотип, что Pink — это журнал для маленьких девочек, которые носят в школу этот журнал в рюкзаке. На самом деле, аудитория Pink — это молодые, успешные женщины и, кстати, у нас большая аудитория 30-35 лет — это мамы. Я надеюсь, что мир нам даст чуть-чуть больше времени, и мы сможем доказать, что люди все еще читают печатные издания, рассматривают обложки и съемки.

Недавно вы читали лекцию о развитии издательского дела, о том, что глянец не умер. Почему вы считаете, что digital плюс печатка равно бомба?

Я думаю, что печатка, у которой нет digital проявления — это стопроцентный возврат в прошлое. Потому, что в условиях массового интернет поля оставлять своего читателя только на лавочке, на автобусной остановке, в троллейбусе или просто у киоска — это очень глупо. Мы его не видим и не понимаем, какая статья ему понравилась. Представить сейчас печатное издание, в которое придет печатное письмо от читателя, где он расскажет, что ему понравилось, а что нет — невозможно. Человек поищет, где и как к нам обратиться, и не найдет.

Валерия Квасневская | © Ивашина Диана

Очень много запросов на героев обложки, на интервью мы видим в Instagram, в Facebook. Люди пишут и это глобальная помощь нам. Но для меня было самое сложное в печатке то, что ты неможешь все идеи, которые придумал, вместить в один номер. Поэтому, мы можем сделать большую, классную съемку и взять пять кадров в журнал, а все остальное — бэкстейдж, какое-то видео, интервью — все это может долго играть в онлайне, и это наш большой плюс.

Какое место в Вашей жизни сегодня занимает чтение? Глянец не вытеснил книги?

Чтение как процесс, занимает очень большое место, так как я читаю огромное количество текстов. Другое дело, качество чтения очень страдает. Из-за того, что я весь день что-то читаю, вычитываю, я теряю фокус на чем-то просто интересном, художественном. Большая проблема в том, что, если есть время что-то почитать, я читаю научно-популярную литературу о писательстве, о бизнесе. А пойти в магазин и купить книгу — такого давно со мной не случалось. Месяца два уже.

Даже если я захожу в книжный, я смотрю на книги, которые мне хотелось бы купить, и иду в детский отдел. В итоге, скупаю миллиард детских книг, потому что у меня двое детей, и мы сейчас очень много рассматриваем, читаем.

Каким книгам отдаете предпочтение? Художественной литературе или нон-фикшн. Почему?

Предпочитаю я художественную, но читаю нон-фикшн. Так получается, что ты не можешь оставаться позади, плюс меня приглашают лекции читать. Я должна понимать, что в мире происходит, потому что, если ты полгода назад сходил на курсы SMM, сейчас ты уже плохой SMM-щик. Тоже самое и в редакторстве, и написании текстов.

Но я очень люблю художественную литературу за сам процесс, за то, что можно лечь, полистать. Я не люблю электронные книги, люблю печатные.

Что для вас книги? Это способ отвлечься, расслабиться и погрузиться в другой мир или наоборот набраться опыта, найти ответы на вопросы?

Это от книги зависит. Я всегда нахожу ответ в Достоевском. Я знаю, если я читаю его сейчас, значит это мне нужно. Но если я беру абсолютно незнакомую книгу, я от нее и не жду ничего. Это для меня способ отвлечься. Я понимаю, что я просто могу потратить время только на себя и на свою вселенную, а не на чужие тексты, правки или вычитку.

То есть ваш любимый писатель — Достоевский?

Да, мой любимый писатель — Достоевский. Последнее, что я в нем прочла и мне понравилось — это рассказ «Кроткая». Я в нем очень много почерпнула. Мне странно, что о нем мало кто слышал.

Но где-то полгода назад я прочитала «Острые предметы», и мне зашла вся история этой писательницы (Гиллиан Флинн — прим. ред.). «Гарри Поттера» я люблю вообще очень сильно. Я люблю Хемингуэя, у меня даже есть татуировка из его книги «Старик и море». Из последнего, что мне понравилось на грани художественного и не художественного, и то, что я точно потратила только на себя — это книга «Як писали классики» («Как писали классики») Ростислава Семкива. Это главный издатель «Смолоскип». Я ходила к нему на лекции, потому что у меня есть глобальная идея: я хочу написать свою книгу. Точнее, я ее уже написала. И когда вышла его книга, я ее за пару дней проглотила. Там очень много интересного о писателях, книги и рассказы которых ты не читал. Ты очень много узнаешь про Агату Кристи, Эдгара По. В общем, круто.

Это будет интересно почитать не только тем, кто хочет написать свою книгу. Потому что сейчас, в основном, все лекции, вебинары или книжки — они о копирайтинге, о бизнесе в писательстве. А о том, как хорошо написать художественную книгу, очень мало информации.

О чем ваша книга?

Это сборник рассказов о людях. В основном, о женщинах и о том, как женщины взрослеют. Как меняются их запросы в космос и так далее. Там очень мало сюжета, это короткометражки. Сборник короткометражек. Вся книга построена на письмах, ты будто читаешь письмо другому человеку и через эти письма раскрываешь историю.

Когда можно будет почитать книгу?

Когда я найду, как напечатать ее. На самом деле, раз в полгода у меня по этому поводу происходят какие-то глобальные встречи. Договариваемся. Я уже даже ходила в типографии. Но потом почему-то все срывается. И я сейчас планирую попробовать по примеру Оли Котрус. Но, если честно, я очень боюсь, потому что у Оли была огромная аудитория за спиной, а я пока не уверенна в своих силах. Но это есть в моих желаниях на 2019 год.

Был ли в вашей жизни литературный герой, который как-то повлиял на вас? Кто и как? 

Фандорин, конечно. Есть жизнь до Фандорина, и есть жизнь после. Если честно, он мне немножко меня напоминает, и, даже не могу объяснить почему, я когда читаю книги, я себя ассоциирую именно с мужскими персонажами. И, когда я читала, что делал Фандорин, я думала: «Блин, правильно сделал!». Поэтому из литературных героев Фандорин — мой самый близкий друг.

«Есть жизнь до Фандорина, и есть жизнь после».

Что читать журналистам и творческиv личностям? К примеру тем, кто хочет работать в глянце.

Во-первых, Семкива. Я считаю, что в глянце нужно быть не просто копирайтером, а немножечко художественным писателем. Я советую подписаться на хорошо пишущих людей. Я подписана на Антона Фридлянда, Екатерину Бабкину, Леру Бородину, что уж так греха таить; подписана на Litosvita, где я много подборок нахожу, на Ксению Букшину — главного редактора Promum, мне тоже нравится как она пишет, на Оксану Павленко — главного редактора The Devochki.

« В глянце нужно быть не просто копирайтером, а немножечко художественным писателем».

Лера, вы молодой главред. В одном из постов в Facebook вы писали о случае, когда к вам отнеслись как к девочке, которая ничего в жизни не повидала. 

Я вам сейчас расскажу, что это была за история, чтобы вы просто понимали всю степень моей наивности. Я веду свой YouTube-канал с интервью. Ну, и я увидела, что робот София приезжает в Украину, и решила попробовать снять ее на обложку. Я связалась с представителями этого форума, нашла личные телефоны, была тем человеком, которого сама не люблю. Мне позвонил какой-то мужчина, сказал: «У вас такой приятный голос. Мы всем отказываем, но вы приезжайте к нам. Но только в течении часа мы готовы вас принять. Мы полистали ваш журнал, у вас приятная энергетика», — и так далее. И я приезжаю туда за этот час, и, я писала в посте, что даже использовала первый раз в жизни сухой шампунь, настолько мне хотелось произвести впечатление. Я бежала как на свидание.

Я приехала. Там сидел мужчина, и видно было, что он много повидал в жизни, и он мне рассказывал, что он делает самые крупные конференции, и мне повезло, что они открыли нам двери. Я очень воодушевленно рассказывала о журнале и о канале с интервью, о том, что это было бы круто поговорить о феминизме с Софией, и зачем оставаться только на уровне бизнеса. На что он меня спросил: «Сколько вы можете заплатить нам, чтобы мы дали вам Софию?», а я говорю: «Сколько вы хотите, чтобы мы вам заплатили?», а он отвечает: «Я хочу увидеть, насколько вы вообще оцениваете свой единственный в жизни шанс».

Сейчас я понимаю, что, с точки зрения этого мужчины, — все логично. Он делает деньги. Но меня это расстроило, я собралась уходить, и он мне вдогонку сказал: «Ну ты хоть одевайся потеплее». И я почувствовала себя этим молодым главным редактором, потому что мне сказали самое банальное, что можно было сказать на прощание.

Сейчас есть такая тенденция, что люди старшего поколения не воспринимают молодежь как профессионалов. Такое отношение провоцирует синдром самозванца. Как справиться с этим чувством?

Мой папа, тут надо аккуратно, у меня их два. Отчим и родной папа, но я их обоих называю «папа». Так вот мой папа, который отчим, он вообще говорит: «Ну что ты там писульками своими занимаешься?». Хотя я пишу с 8 класса и вечно бегаю, и прошу родителей почитать. Я тогда подумала: «Люди ходят в офис, страдают, просыпаются рано, а мне просто повезло». Но потом вспоминаю, как я в субботу на 10 утра еду на съемку со своим грудным ребенком и сижу там, бывает, до 9 вечера и понимаю, что все нормально. Баланс вселенной восстановлен, и то, что люди, в принципе, несерьезно относятся к писателям, копирайтерам и вообще творческим людям — это 100%. Они представляют себе, что я сижу с компьютером и смотрю на пляже на волны и закат.

Валерия Квасневская
Валерия Квасневская | © Ивашина Диана

Часть 2: Валерия Квасневская о новом формате Pink, шуточках и фишках редакции

Один ответ на “Валерия Квасневская о буднях главреда, будущей книге и любви к Достоевскому. Часть 1

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s